Произодство и продажа бетона, пескобетона, кладочного раствора

  • ПРОДАЖА И ДОСТАВКА БЕТОНА

    Бетон | Москва | Щапово

  • ПЕСКОБЕТОН

    Пескобетон | Москва | Щапово

  • ЩЕБЕНЬ

    Продажа щебня в Московской области (Щапово)

  • ПЕСОК

    Продажа песка в Московской области (Щапово)

  • КЛАДОЧНЫЙ РАСТВОР

    Кладочный раствор в Подмосковье (Щапово)

+7(926)381-13-78
+7(985)999-71-40

+7(916)213-50-95

  КРУГЛОСУТОЧНО

­

Элементы русской избы


Элементы русской избы и крестьянской усадьбы: словарик

В крестьянской усадьбе хозяйство было большое – в каждой усадьбе были и от 1 до 3 амбаров для хранения зерна и ценных вещей. А также была баня – самая удаленная от жилого дома постройка. Каждой вещи – своё место. Это принцип из пословицы соблюдался всегда и везде. Всё в доме было продумано и устроено разумно, чтобы не тратить лишние силы и время на ненужные действия или передвижения. Всё под рукой, всё удобно. Современная эргономика жилища родом из нашей истории.

Вход в русскую усадьбу был со стороны улицы через крепкие ворота. Над воротами была крыша. А у ворот по стороны улицы под крышей– лавочка. На лавочку могли присесть не только жители деревни, но и любой прохожий. Именно у ворот было принято встречать и провожать гостей. И под крышей ворот можно было радушно их встретить или поговорить на прощание.

Амбар – отдельно стоящее небольшое строение для хранения зерна, муки, припасов.

Баня – отдельно стоящее здание (самая дальняя от жилого дома постройка) для мытья.

Венец – бревна одного горизонтального ряда в срубе русской избы.

Ветренница – резное солнце, прикрепляемое вместо полотенца на фронтоне избы. Пожелание богатого урожая, счастья, благополучия семье, живущей в доме.

Гумно – площадка для молотьбы сжатого хлеба.

Клеть — конструкция в деревянном строительстве, образуется положенными друг на друга венцами из бревен. Хоромы состоят из нескольких клетей, объединенных переходами и сенями.

Курицы –элементы крыши русского дома, построенного без гвоздей. Говорили так «Курицы и конь на крыше – в избе будет тише». Имеются ввиду именно элементы крыши – конек и курицы. На курицы укладывался водотечник — выдолбленное в виде желоба бревно для отвода воды с крыши. Изображение именно «куриц» не случайно. Курица и петух связывались в народном сознании с солнцем, поскольку эта птица оповещает о восходе солнца. Крик петуха, по народным поверьям, отгонял нечистую силу.

Ледник – прадедушка современного холодильника – помещение со льдом для хранения продуктов

Матица – массивная деревянная балка, на которую настлан потолок.

Наличник – украшение окна (оконного проема)

Овин –строение для сушки снопов перед молотьбой. Снопы раскладывались на настиле и сушились.

Охлупень – конь – соединяет два крыла дома, два ската крыши воедино. Конь символизирует солнце, движущееся по небу. Это обязательный элемент конструкции кровли, построенной без гвоздей и оберег дома. Охлупень еще называют «шелом» от слова «шлем», что связано с защитой дома и означает шлем древнего воина. Возможно, эту деталь избы назвали «охлупнем», потому что при укладке на место он издаёт звук «хлоп». Охлупни применяли чтобы обойтись без гвоздей при строительстве.

Очелье – так называлась наиболее красиво украшенная часть русского женского головного убора на лбу («на челеИ также называлась и часть украшения окна – верхняя часть «украшения лба, чела» дома. Очелье – верхняя часть наличника на окне.

Поветь – сеновал, сюда можно было въехать прямо на телеге или на санях. Находится это помещение прямо над скотным двором. Здесь же хранили лодки, рыбачьи снасти, охотничье снаряжение, обувь, одежда. Здесь сушили и ремонтировали сети, мяли лён и делали другие работы.

Подклет – нижнее помещение под жилыми помещениями. Подклет использовался для хранения продуктов и хозяйственных нужд.

Полати – деревянный настил под потолком русской избы. Они устраивались между стеной и русской печью. На полатях можно было спать, так как печь долго хранила тепло. Если печь для обогрева не топили, то на полатях хранили в это время овощи.

Полицы – фигурные полки для утвари над лавками в избе.

Полотенце - короткая вертикальная доска на стыке двух причелин, украшенная символом солнца. Обычно полотенце повторяло узор причелин.

Причелины – доски на деревянной крыше дома, прибиваемые к торцам над фронтоном (очельем избы), предохраняя их от загнивания. Причелины украшались резьбой. Узор состоит из геометрического орнамента. Но встречается и орнамент с ягодами винограда – символа жизни и продолжения рода.

Светлица – одно из помещений хором (см. «хоромы») на женской половине, в верхней части строения, предназначенное для рукоделия и других домашних занятий.

Сени – входное холодное помещение в избе, обычно сени не отапливались. А также входное помещение между отдельными клетями в хоромах. Это всегда хозяйственное помещение для хранения. Здесь хранилась домашняя утварь, была лавка с вёдрами и подойниками, рабочая одежда, коромысла, серпы, косы, грабли. В сенях делали грязную домашнюю работу. В сени выходили двери всех помещений. Сени — защита от холода. Открывалась входная дверь, холод впускался в сени, но оставался в них, не доходя до жилых помещений.

Фартук – иногда на домах со стороны главного фасада делали «фартуки», украшенные мелкой резьбой. Это дощатый свес, защищающий дом от осадков.

Хлев – помещение для скота.

Хоромы - большой жилой деревянный дом, который состоит из отдельных строений, объединенных сенями и переходами. галереями. Все части хором были разными по высоте – получалось очень красивое многоярусное строение.

pandia.ru

Русская изба и традиционный быт

Русское национальное жилище — в русской традиционной культуре, широко бытовавшей ещё в конце XIX — начале XX веков, представляло собой сооружение из дерева — избу, построенную по срубной или каркасной технологии.Основа русского национального жилища – клеть, прямоугольный крытый однокомнатный простой бревенчатый дом без пристроек (сруб) или хибара. Размеры клетей были небольшими 3 на 2 метра, оконных проемов не было. Высота клети была в 10-12 бревен. Крылась клеть соломой. Клеть с печкой — уже изба.

Как выбирали наши предки места проживания и строительный материал для дома?Поселения часто возникали в лесистых местах, по берегам рек, озёр, так как водные пути были тогда естественными дорогами, которые связывали многочисленные города Руси. В лесу зверь и птица, смола и дикий мёд, ягоды и грибы, «Возле леса жить – голодному не быть» говорили на Руси. Жизненное пространство раньше славяне отвоёвывали себе у леса, подсекая и обрабатывая ниву. Строительство начиналось с валки леса и на расчищенной земле появлялось поселение — «деревня». Слово «деревня» образовано от слова «дервь» (от действия «дърати») – то, что выдирается с корнем (лес и заросли). Строились не день и не два. Сначала надо было освоить участок. Готовили землю под пашню, рубили, корчевали лес. Так возникла «заимка» (от слова «занимать»), а первые постройки назывались «починками» (от слова «почин», т.е. начало). Селились рядом родственники и просто соседи (те кто рядом «сели»). Для строительства дома наши предки рубили деревья хвойных пород (наиболее стойкие к загниванию) и брали только те, которые падали верхушками на восток. Молодые и старые деревья, а также сухостой были непригодны для этого. Священными считались одиночные деревья и рощи, выросшие на месте разрушенной церкви, поэтому их тоже не брали для постройки дома. Рубили в морозы, потому, что дерево считалось в это время мертвым (древесина в это время суше). Именно рубили, а не пилили: считалось, что так дерево лучше сохранится. Брёвна складывали в штабеля, весной с них снимали кору, выравнивали, собирали в небольшие срубы и оставляли сушиться до осени, а иногда и до следующей весны. Только после этого приступали к выбору места и строительству дома. Таков был опыт многовекового деревянного строительства.

«Не для лета изба рубится, а для зимы» — как назывался крестьянский срубный дом и как выбирали место для него?Самый древний и простой тип русских построек состоит из «клетей» – небольших четырёхгранных срубов. Одна из клетей обогревалась «очагом» и поэтому называлась «истьба», от слова «истобка», отсюда и появилось название русского дома – «изба». ИЗБА – деревянный (бревенчатый) срубный жилой дом. Дома строились большие, все вместе под одной крышей жили деды и отцы, внуки и правнуки – «Семья сильна, когда над ней крыша одна». Избу рубили обычно из толстых брёвен, складывая их в сруб. Сруб складывался из «венцов». Венец – это четыре бревна, уложенные горизонтально в квадрат или прямоугольник и по углам связанные врубками (углубления, чтобы брёвна плотно «садились» одно на другое). От земли до крыши таких «венцов» надо было собрать около 20. Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло» (от слова «облый» – круглый), при котором круглые бревенчатые концы брёвен врубали друг в друга и они немного выходили за пределы стены, углы такого дома не промерзали. Брёвна сруба связывались так плотно, что даже лезвие ножа не проходило между ними. Место для дома выбирали очень тщательно. Никогда не строили избу на месте старой, если прежнее жильё сгорело, разрушилось от бед. Ни в коем случае не ставили избу «на крови» или «на костях» — там, где на землю упала хотя бы капля человеческой крови или нашли кости, бывало и такое! Нехорошим считалось место, где однажды опрокинулся воз (в доме не будет богатства), или когда-то проходила дорога (по ней в дом могли прийти несчастья), или росло кривое дерево. Люди старались приметить, где любит отдыхать скот: это место сулило удачу владельцам построенного там дома.

Как называются основные элементы декоративного убранства избы?1. «Конёк — охлупень» – оберег дома от злых сил. Конек вытёсывали из очень толстого дерева, которое выкапывали с корнем, корень обрабатывали, придавая ему вид конской головы. Коньки смотрят в небо и защищают дом не только от непогоды. Конь в древности был символом солнца, по старинным поверьям, солнце по небу везут крылатые невидимые кони, вот и громоздили на крышу конька, чтобы поддержать солнышко. 2. Из – под конька спускалась искусно вырезанная доска – «Полотенце», названная так за сходство с вышитым концом настоящего полотенца и символизирующая солнце в зените, слева от неё такая же доска символизировала восход солнца, а справа — символизировала закат. 3. Фасад дома –это стена выходящая на улицу, — уподоблялась лицу человека. На фасаде располагались окна. Слово «окно» произошло от древнего названия глаза – «око», и окна считались глазами на лице дома, поэтому деревянные резные украшения окон называются «Наличниками». Часто окна дополнялись «ставнями». В южных избах до окон можно было дотянуться руками, а вот на севере дома ставились на высоком «подклете» (то, что под клетью). Поэтому для закрывания ставней устраивались специальные обходные галереи – «гульбища», которые опоясывали дом на уровне окон. Окна раньше закрывались слюдой или бычьими пузырями, стёкла появились в XIV веке. Свету такое окно пропускало мало, зато зимой в избе лучше сохранялось тепло. 4. Крыша дома с передней и задней стенками в виде бревенчатых треугольников символизировала «лоб» на лице дома, древнерусское название лба звучит как «чело», а выступающие из-под крыши резные доски – «Причелины».

Что символизировали и как были устроены верхняя и нижняя границы в жилом пространстве избы?Потолок в избе делался из тёса (то есть из досок, вытесанных из брёвен). Верхней границей избы служил потолок. Доски поддерживались «Матицей» – особенно толстым брусом, который врубали в верхний венец, когда был поставлен сруб. Матица проходила поперёк всей избы, скрепляя и удерживая собой стены, потолок и основание кровли. Для дома матица была тем же, чем для дерева корень, а для человека мать: началом, опорой, основой. К матице подвешивались различные предметы. Сюда прибивался крюк для подвешивания очепа с колыбелью (гибкая жердь, даже при легком толчке, такая колыбель качалась). Только тот дом считался полноценным, где скрипит очеп под потолком, где детишки подрастая нянчат младших. С матицей связывались представления об отчем доме, счастье, удаче. Не случайно, отправляясь в дорогу, нужно было подержаться за матицу. Потолочины на матицу всегда укладывались параллельно половицам. Пол – это граница, отделяющая людей от «нелюдей»: домовых и др. Пол в доме настилали из половинок брёвен (отсюда и слово «половицы», и он опирался на толстые балки, врубленные в нижние венцы сруба. Сами половицы связывались с идеей пути. Постель (а в летнее время часто спали прямо на полу) полагалось стелить поперёк половиц, иначе человек уйдёт из дома. А сваты при сватовстве старались сесть так, чтобы смотреть им вдоль половиц, тогда сговорятся и уведут невесту из дома.

Каким был внутренний мир русской избы?В крестьянской избе каждый угол имел своё значение. Основное пространство избы занимала печь. Печь делали из глины с добавлением в толщу камней. Русскую печь использовали для отопления, приготовления пищи людям и животным, для вентиляции и освещения помещения. Разогретая печь служила постелью для стариков и малышей, здесь же сушили одежду. В теплом устье печи мыли младенцев, а если не было бани, то тут «банились» и взрослые члены семьи. На печи хранили вещи, сушили зерно, она лечила — в ней парились при недугах. На лавке, что рядом с печью хозяйка готовила пищу, сюда же складывались вынутые из печи хлеба. Это место в избе называлось «Печной угол» или «Бабий угол» — от устья печи до передней стены дома — царство женщины, здесь стояла вся нехитрая посуда, которая была в хозяйстве, здесь она работала, отдыхала, растила детей. Рядом с печью на гибкой жерди, закреплённой на матице, висела колыбель. Здесь у самого окна всегда ставили ручные жернова – мелющее устройство (два больших плоских камня), поэтому угол ещё назывался «Жерновым».Парадной частью избы был «Красный угол». Как бы не располагалась в избе печь (справа или слева от входа), красный угол всегда находился по диагонали от неё. В самом углу всегда располагали «Божницу» с иконами и лампадой, отчего угол получил ещё название «Святого». «Задний угол» исстари был мужским. Здесь помещали «конник» («кутник») — короткую широкую лавку в форме ящика с откидной плоской крышкой, в нём хранили инструменты. От двери он отделялся плоской доской, которой часто придавали форму конской головы. Это было место хозяина. Здесь он отдыхал и работал. Здесь плели лапти, ремонтировали и изготавливали утварь, упряжь, вязали сети и т.д.

В чём предназначение и местоположение стола в русской избе?Самое почетное место в «красном углу» у сходящихся лавок (долгой и короткой) занимал стол. Стол обязательно покрывался скатертью. В XI – XII веках стол делали глинобитным и неподвижным. Тогда –то и определилось его постоянное место в доме. Подвижные деревянные столы появляются лишь к XVII – XVIII векам. Стол делали прямоугольным по форме и располагали всегда вдоль половиц в красном углу. Любое выдвижение его оттуда могло быть связано только с обрядовой или кризисной ситуацией. Стол никогда не выносили из избы, а при продаже дома стол продавался вместе с домом. Особую роль играл стол в свадебных обрядах. Каждый этап сватовства и подготовки к свадьбе обязательно завершался застольем. А перед отправлением к венцу, в доме невесты происходил ритуальный обход женихом и невестой стола и благословление их. Новорождённого обносили вокруг стола. В обычные дни обход стола запрещался, все должны были выходить с той стороны с какой заходили. Вообще, стол осмыслялся как аналог храмовому престолу. Плоскую столешницу почитали «Божьей ладонью», дающей хлеб. Потому стучать по столу, за которым сидят, скрести ложкой о посуду, бросать остатки пищи на пол, считалось грехом. В народе говорили: «Хлеб на стол, так и стол престол, а хлеба ни куска – так стол доска». В обычное время между застольями на столе могли находиться лишь хлеб, завернутый в скатерть, и солонка с солью. Постоянное пребывание хлеба на столе должно было обеспечить достаток и благополучие дома. Таким образом, стол был местом единения семьи. У каждого домочадца было своё место за столом, которое зависело от семейного положения. Самое почетное место за столом – во главе стола – занимал хозяин дома.

При помощи чего и как освещали внутреннее пространство избы?Слюда, и пузыри, и даже стёкла того времени только немного пропускали свет и избу приходилось дополнительно освещать. Самым древним устройством для освещения избы считается «камелёк» — небольшое углубление, ниша в самом углу печи. В камелёк клали горящую лучину, хорошо просушенная лучина давала яркий и ровный свет. Лучиной называли тонкую щепку из берёзы, сосны, осины, дуба, ясеня, клёна. Чуть позже камелька появилось освещение лучиной, вставленной в «Светец». Для получения тонкой (менее 1 см) длиной (до 70 см) щепы полено распаривали в печи над чугунком с кипящей водой и надкалывали с одного конца топором, затем раздирали на лучины руками. Вставляли лучины в светцы. Простейшим светцом был стержень из кованого железа с развилкой на одном конце и остриём на другом. Этим остриём светец вставляли в щель между брёвнами избы. В развилку вставляли лучину. А для падающих угольков под светец подставляли корыто с водой. Позже появились кованые светцы, в которых горело несколько лучин. По большим праздникам для полноты света в избе зажигали дорогие и редкие свечи. Со свечами в темноте ходили в сени, спускались в подпол. Зимой со свечами молотили на «гумне» (крытая площадка для молотьбы). Свечи были сальными и восковыми. Сальные свечи чаще были «маканцами». Для их изготовления брали говяжье, баранье, козье сало, растапливали его и макали в него фитиль перекинутый через лучину, замораживали и так несколько раз, получали «маканцы», которые часто выходили тощими и неровными. Восковые свечи выделывали катанием. Воск разогревали в горячей воде, раскатывали в валик, плющили его в длинную лепёшку и, положив на край лепёшки фитиль из льна или пеньки, вновь закатывали в валик.

Как использовались в доме кочерга, ухват, помело и хлебная лопата?В народе говорили: «Кочерга в печи хозяйка». В старину печная кочерга была одним из символов домашнего очага, дающего пищу и тепло, без которого невозможно семейное благополучие. Пока топится печь, кочерга-хозяйка трудится неустанно. Как только разгорелись в печи дрова и горящие поленья нужно отодвинуть в глубь печи, кочерга тут как тут. Выпало из огня поленце и чадит в дальнем углу топливника, на помощь ему приходит все та же кочерга. «Ухватом» вносили в русскую печь чугунки (от полутора до десяти литров). Прежде чем отправить чугунок в печь, его ставили на шесток около устья и подводили под его тулово рога ухвата. Рядом с чугунком под рукоятку ухвата подкладывали подходящего размера каток (круглое поленце). Нажав на конец рукоятки, чугунок слегка приподнимали и, опираясь ухватом на каток, вкатывали в печь и ставили в намеченном месте пода. Без сноровки это сделать было непросто. Ухваты, как и горшки, были разных размеров, поэтому их много стояло у печи, их берегли и они долго служили людям. «Помело» неизменно находится при духовой русской печи и предназначено для очистки шестка и пода. Чаще всего под в печи подметали перед тем, как печь пироги. Помело предназначалось исключительно для печи. Употреблять его для каких-то других целей строго запрещалось. В старые годы, когда в каждом деревенском доме пекли хлеб, а по праздникам пироги, при печи полагалось иметь широкую деревянную «лопату» на длинном черенке. Лопатой, сделанной из доски, сажали в печь хлеб. Хлебная лопата тоже требовала почтительного к себе отношения. Её ставили только ручкой вниз.

Где хранилась одежда, ткани и ценные предметы домашнего быта?«Сундук» – этим словом обозначался большой прямоугольный ящик из пиленых досок с крышкой на петлях, закрывающийся на замок. В нём русские люди хранили одежду и ценные вещи. Различные сундучные изделия на протяжении веков составляли важную часть интерьера крестьянских изб, его выставляли на видное место свидетельствуя о богатстве семьи. Сундуки в которых хранили приданное невесты зачастую были очень больших размеров и вносились в дом только единожды — при его строительстве. На Руси, когда рождалась девочка, ей тут же начинали готовить приданое – это называлось «нагнетать сундуки». Приданое было залогом успешного брака. После замужества девушка оставляла родной дом и забирала с собой сундуки с приданым: подушки, перины, одеяла, полотенца (изготовленные самой невестой), одежду, домашнюю утварь, украшения. Во многих домах сундуки разного размера выставляли в виде горки, т.е. ставили один на другой, иногда их численность достигала потолка. В крестьянском доме сундуки использовались не только для хранения добра, но и служили подставкой под подушку, скамьёй, а иногда и местом для дневного послеобеденного сна. Сундуки, подголовники, ларцы, скрыни, шкатулки — богато декорировались. Обычно их оковывали для прочности полосами железа, лужёного или воронёного. Заказчики предъявляли сундучным мастерам определённые художественные требования: сундуки должны быть не только вместительными, прочными, но и красивыми. Для этого сундуки расписывали темперными красками, разводившимися на яичном желтке. На сундучных изделиях часто встречались изображения льва или грифона, они считались зверями сильными, мужественными, хорошими защитниками нажитого человеком добра.

Какое значение имело вышитое полотенце в крестьянском быту?На Руси полотенца развешивали в избе для праздничного убранства. Их красочные узоры оживляли ее бревенчатые стены, придавая праздничность, делая жилище нарядным. Полотенцем окаймляли божницу в красном углу, вешали на окна, зеркала, стены. В старом крестьянском быту полотенцем называли — полотнище белой ткани домашнего производства, отделанное вышивкой, тканым цветным узором, лентами, полосами цветного ситца, кружевом и т.д. Длина полотенец была от 2 до 4 м, ширина 3638 см. Оно украшалось, как правило, на концах, полотнище орнаментовалось редко. Особенно богато украшалось большое «рукобитное» полотенце, так называемое «стеновое» (длиной в стену). Во время рукобитья его дарили жениху, вешая ему на шею. Это означало, что невеста просватана, и жених кидал полотенце своей родне. Им украшали божницу на все время свадьбы, а при поездке к венцу привязывали к дуге свадебной повозки. «Дарные» полотенца, которыми невеста одаривала родню жениха, меньше украшались, чем рукобитные. Полотенцем (а сверху шалью) покрывали невесту, когда везли в церковь. Полотенцем связывали жениха и невесту, как бы символизируя этим крепость их семейной жизни. Значительную роль полотенце играло в родильных и крестильных обрядах, а также в похоронной и поминальной обрядности. По обычаю, богато орнаментированные полотенца являлись необходимой частью девичьего приданого. На второй день свадьбы молодуха развешивала свои рукотворные полотенца в избе поверх полотенец свекрови, чтобы все гости могли полюбоваться на ее работу. Полотенце присутствовало во многих обычаях и обрядах русской семьи. Такое предназначение полотенца исключало использование его для вытирания рук, лица, пола. Для этой цели пользовались «рукотерником или утиркой».

Какие растительные и животные масла изготавливали на Руси?Так что же такое «масло» на самом деле? Что ни говори, любишь – не любишь, а без жира, составляющего основу масла, жизнь человека была бы невозможна, так как каждая клеточка нашего организма окружена защитной жировой пленкой. Наиболее часто употребляемыми на Руси растительными маслами всегда были льняное и конопляное. А привычное нам подсолнечное масло вошло в употребление значительно позже, в начале 19-го века. Употребление растительных масел было разрешено даже во время самых строгих многодневных постов, поэтому его второе «народное» имя — масло постное. Конопляное масло жирное растительное масло, получаемое из плодов растения конопли, обычно путём выжимки, оно обладает великолепными питательными, защитными и регенерирующими свойствами. К сожалению, в наше время конопля воспринимается, как наркотическое растение и запрещена к выращиванию. Льняное масло не уступало конопляному и всегда было одним из наиболее ценных и важных продуктов питания. Масло льна — это и пища, и лекарство, и косметика. Но, если льняное масло обладает специфическим запахом, то тыквенное и кедровое относятся к самым вкусным. В медицинских целях часто применяли масло шиповника и ореха. Масло животного происхождения на Руси сбивали из сливок, сметаны и цельного молока. Наиболее распространенным способом приготовления масла было перетапливание сметаны или сливок в русской печи. Отделявшуюся маслянистую массу остужали и сбивали деревянными мутовками, лопатками, ложками, а зачастую и руками. Готовое масло промывали в холодной воде. Поскольку свежее масло не могло долго храниться, крестьяне перетапливали его в печи, получая топлёное масло.

Почему на Руси говорили — «Без соли, без хлеба — половина обеда»?На столе в русском доме постоянно лежал хлеб, а рядом стояла солонка, соль была своеобразным оберегом, ведь наши предки верили, что соль защищает от враждебных сил. В старину, когда господствовало натуральное хозяйство, соль была у восточных славян едва ли не единственным покупным продуктом. Соль была очень дорога, и ее берегли. Этим объясняется и широко распространенная примета, что просыпать соль не к добру — последует наказание. Каравай хлеба и солонка с солью украшали свадебный стол, его дарили на новоселье, с ним приходили к новорожденному ребёнку, как с благословлением, а отправляющемуся в дорогу путнику и дорогому гостю при встрече подносили хлеб – соль, с пожеланием богатства и благополучия, тем самым выражали своё расположение к ним. Давным — давно слово «каравай» произносили и писали, как «коровай». Очень давно люди, чтобы задобрить Богов, приносили в жертву домашних животных (коров), но жизнь не позволяла расстаться с коровой кормилицей. Вот тогда и стали лепить коров из теста, а позже – хлеб с рожками, который называли «коровай». Так как основной зерновой культурой была рожь, то и пекли, в основном, ржаной хлеб. На Руси издревле ржаной хлеб был основным продуктом питания, замешивался он на натуральной закваске и был трех сортов: 1) пушной, или мякинный, из плохо провеянной ржи и непросеянной муки; 2) решотный из ржаной муки, просеянной через очень редкое сито (решето); 3) ситный из ржаной муки, просеянной через обычное частое сито. Но там где сеяли пшеницу, выпекали и белый хлеб. Самым лучшим считался «кирпичатый» – хлеб, выпеченный из хорошо просеянной пшеничной муки. Помол муки, тщательность её просеивания определяли вкус хлеба.

«Хороша кашка, да мала чашка» — любили каши на Руси, а из каких круп их готовили?Ещё со времён средневековой древности в нашей стране возделываются рожь, овёс, пшеница, ячмень, просо, гречиха. Сегодня в нашей стране из этих злаков вырабатывают следующие виды круп: из гречихи – ядрицу и продел; из проса – пшено шлифованное; из овса – крупы: недробленую, плющеную, хлопья и толокно; из ячменя – крупу перловую и ячневую; из твердой пшеницы при помолах вырабатывают манную крупу. Давно наши предки заимствовали навыки изготовления муки, овладели «тайнами» выпечки различных изделий из забродившего теста. Вот почему в пище наших предков существенное значение имеют пироги, расстегаи, блины, пирожки, кулебяки, оладьи, блинчики и др. Многие из этих изделий издавна стали традиционными для праздничных столов: курники — на свадьбах, пироги, блины — на масленицу, «жаворонки» из теста — в весенние праздники и т. д. Не менее типичны для русской традиционной кухни блюда из всевозможных круп: различные каши, крупеники, овсяные кисели, запеканки. В более северных краях нашей страны особое значение имеют блюда, приготовленные из пшена. Просо служило сырьем для получения муки, крупы, варки пива, кваса, приготовления супов и сладких блюд. Эта народная традиция сохраняется и в настоящее время. Каша была повседневной едой и трёх основных видов – рассыпчатая, вязкая и жидкая; в неё добавляли молоко, жир, масло, яйца, грибы и т.д. На Руси их более двадцати: гречневая простая, гречневая с горохом, пшённая, овсяная, пшеничная, морковная, репная, гороховая и т.д. Особым блюдом на Руси была «кутья», её готовили из зёрен пшеницы с добавлением мёда.

Какие овощные культуры возделывали на Руси?Не только зерновые культуры возделывали наши предки. Из древности, сквозь века дошли до наших дней и стали основными на нашем огороде такие культуры, кaк, кaпуcтa, свёкла, репа, брюква, тыква, морковь, горох. Наиболее широко применялась на Руси квашеная капуста, которую было возможно сохранять до нового урожая. Капуста служила незаменимой закуской, приправой к разным блюдам. Щи из различных видов капусты являются заслуженной гордостью нашей национальной кухни, хотя их и готовили еще в Древнем Риме, где специально выращивалось очень много капусты. Просто многие овощные растения и рецепты блюд «перекочевали» из Древнего Рима через Византию на Русь после принятия на Руси христианства. Репа в России до конца XVIII — начала XIX вв. имела такое значение, как сегодня картофель. Репу использовали повсеместно и из репы готовили множество блюд, фаршировали, варили, парили. Репу использовали как начинку для пирогов, из неё готовили квас. Репка содержит в своем составе очень ценные биохимические соединения серы, являющиеся при регулярном употреблении в пищу отличными иммуностимуляторами. Позднее репа стала выходить из употребления, но появился картофель и пословица — «Картофель – хлебу подмога», стали культивировать помидоры, огурцы. Тыква на Руси появилась в XYI веке и сразу стала популярной у крестьян благодаря своей урожайности, неприхотливости, полезности и способности к длительному хранению. Свекла считалась исключительно целебным продуктом, с ранней весны до поздней осени употребляли в пищу и корнеплоды, и ботву растения.

«Когда в печи жарко – тогда и варко» — как устроена русская печь?У русских уже в давние времена появилась и прочно вошла в быт так называемая «русская печь». Хорошая печь – гордость хозяина., святая святых дома. Огонь горевший в печи, давал свет и тепло, на нём готовили пищу. Это уникальное сооружение играло роль своего рода жизненного центра семьи. Русские печи всегда ставили на «опечке». Это небольшой сруб в три – четыре венца из круглых брёвен. Поверх него устраивали горизонтальный «накат», который засыпали песком и мазали толстым слоем глины. Эта глина служила «подом» для печи. В «подпечье» хранили ухват, кочергу, совок, считалось, что там же живёт домовой. Печь складывали из камня (кирпича), а сверху обмазывали глиной, она должна была как можно дольше держать тепло, а дров требовать как можно меньше. С конструкцией печи связана и форма глиняной посуды, в которой готовили пищу (так называемые «славянские горшки». Дело в том, что в этой печи посуда нагревается с боков и потому должна иметь большую боковую поверхность. Кроме того, форма горшков наилучшим образом приспособлена для ухватов. По размерам печь была почти кубической: длина 1,8-2 м, ширина 1,6-1,8 м, высота 1,7 м. Верхняя часть печи делалась широкой и плоской, удобной для лежания. Внутреннее пространство печи – «топка», «горнило» – делали большим: высотой 1,2-1,4 м, шириной до 1,5 м, со сводчатым потолком и плоским дном – «подом». Прямоугольное отверстие в передней части горнила — «чело», «устье» — плотно закрывали большой «заслонкой», во избежание потери тепла. Перед устьем устраивали площадку — широкую доску — «шесток», на неё ставилась утварь, чтобы ухватом задвинуть её в печь. Справа и слева от шестка располагались «зольники», где год хранились горячие угли.

«Один день — год кормит» — почему для земледельца сроки обработки земли имели важное значение?Крестьяне жили в окружении прекрасной, но суровой природы. Их жизнь зависела от засухи и дождей, количества работников в семье, сохранности урожая. Главным их занятием постепенно становится «земледелие». Сначала зимой вырубали участок леса. Весной его выжигали, зола служила удобрением. После этого рыхлили мотыгой, смешивая золу с землёй, а затем поле засевали. На большей части России основным пахотным орудием была «соха» или «плуг», наряду с сохой была известна «косуля», применявшаяся для поднятия нови (необработанной почвы). Для разрыхления земли после вспашки, перемешивания пластов и удаления сорных трав использовали «бороны — суковатки» (так называли большую ветвь дерева с не до конца обрубленными сучьями). Для сеяния зерна, семян льна и конопли по всей России применялись корзины — «севалки», для жатвы – «серпы», они были самым распространённым орудием уборки хлебов, для обмолота зерновых культур – «цепы», для обмолота льна и конопли – «вальки», для веяния – «лопаты», для переработки зерна в муку в домашних условиях – «жернова». Крестьяне сеяли просо, пшеницу, ячмень, овёс, рожь, гречиху, коноплю, лен, реже бобы и горох. Хлеб славяне называли «житом» (от слова «жить»), потому что прожить без него не могли: это был главный продукт питания. В каждой деревне были свои знатоки, которые определяли сроки сельскохозяйственных работ. Нужный момент «спелости» земли для пахоты крестьянин определял по вековому опыту своих предков: взяв в горсть землю и крепко сжав её в кулаке, выпускал. Если ком рассыпался при падении – значит земля готова для сева, если падал комом – ещё не поспела (т.е. не просохла). В июне начинался сенокос, в июле и августе – тяжёлая пора уборки хлебов.

Откуда возникла пословица: «Посеешь лён, а пожнёшь золото»?Исстари на Руси возделывали лён который и кормил и одевал людей, наши предки с уважением говорили о нём: «Посеешь лён, а пожнёшь золото». Для переработки стеблей льна в волокно, из волокна в нить использовали «мялки», «трепала», «гребни», «валёк», «прялки», «самопрялки», «веретёна». Прялка была необходимым предметом крестьянского обихода: это и орудие труда, и украшение избы, и свадебный подарок. Веками технология выращивания и обработки льна оставалась неизменной. Созревший лён теребят, то есть выдёргивают из земли, причём вместе с корнями. Затем его высушивают, освобождают от семенных головок (очёсывают), молотят, вымачивают, что позволяет отделить волокно от древесной части стебля, мнут и треплют. Трёпанный лён расчесывают и получают закрученную тонкую ленту – ровницу. Из неё долгими зимними вечерами женщины пряли льняную пряжу – скручивали в нить волокна льна на веретенах или прялках. Во время прядения пальцы левой руки приходилось смачивать, чтобы придать нити «крепость». Прядение – довольно сложная и однообразная работа, чтобы веселее было работать, девушки собирались в какой-либо избе, там пели и вели беседы, но и о работе не забывали. Все старались работать как можно лучше, ведь по тому, какая нить получиться, будут судить о мастерстве девушки. Получив достаточное количество ниток, из них делали ткань на ручном ткацком станке. Лён на Руси выращивали не только для того, чтобы из него получать очень ценную по своим свойствам льняную ткань. Известно о том, что в древней Руси из льняной муки, получаемой из размолотых семян льна, пекли вкусный хлеб и лепёшки, льняное масло в постные дни добавляли в пищу.

Какой материал использовали для изготовления посуды на Руси?Всё необходимое для домашнего хозяйства крестьяне делали сами. Посуду изготавливали из коры деревьев (кузовки, чаши, ведра, бочки), вырезали из дерева (ложки, чашки, тазы), лепили из глины, обжигая затем на огне в печи. По разному называлась посуда одного назначения, но изготовленная из разного материала: сосуд из глины – «горшок», из чугуна – «чугунок», из меди – «медник». Для приготовления пищи очень долго служили людям глиняные горшки, кувшины. Горшки изготавливались самых разных размеров. Главным достоинством горшка была его прочность. В хозяйстве дорожили горшками и берегли их. Если треснул горшок, его оплетали берестяными лентами и хранили в нём крупы. Позже на смену горшку пришли чугуны – луженые металлические сосуды, они сохранили форму горшка. На протяжении веков было создано огромное множество изделий из дерева, глины, металла. Среди них было немало истинно художественных творений, когда бытовой предмет, не теряя своих утилитарных качеств, вместе с тем становился произведением высокого эстетического уровня. Крестьянский дом трудно представить без многочисленной утвари, накапливавшейся десятилетиями. «Утварь» – это посуда для заготовки, приготовления и хранения пищи, подачи её на стол – горшки, латки, лоханки, кринки, миски, блюда, ендовы, ковши, корчики (из них пили мёд, квас, пиво) и т.д.; всевозможные ёмкости для сбора ягод и грибов – корзинки, кузова, туеса и др.; различные сундуки, ларцы, шкатулки для хранения предметов домашнего обихода, одежды и косметических принадлежностей; предметы для разжигания огня и внутреннего освещения дома – огнива, светцы, подсвечники и многое другое.

«Только лапоть на обе ноги плетётся, а рукавички – розни» — во что и как одевались на Руси?Труд русских мастеров – ремесленников обслуживал самые разные стороны крестьянского быта, в том числе изготовление одежды и обуви. Для крестьян главной одеждой была «рубаха», как для мужчин, так и для женщин. Считалось, что все уязвимые места человеческого тела должны были быть укрыты. У каждого были рубахи повседневные и праздничные. Повседневные только обшивали по шву и краям красной нитью, чтобы преградить дорогу злу. Праздничные рубахи богато украшались вышивкой. Считалось, что языком узора человек передаёт Богу свои просьбы. В разных районах Руси на рубаху одевали «понёву» или «сарафан», «передник» или «душегрею», их всячески украшали. Головной убор у русских всегда являлся важной частью костюма. Девушки носили «ленты», а замужние женщины покрывали голову платком или прятали их под кокошник, который в разных местах назывался по-разному: кика, ряска, каблучок. Мужчины носили широкие штаны – «порты» и «рубашки-косоворотки». Всю одежду подпоясывали «кушаком». На голове носили «картуз». Зимой и летом крестьяне обували на ноги «лапти». Их плели из внутренней части липовой или берёзовой коры – лыка. Лапти обычно надевали на холщовые (летом), шерстяные или суконные (зимой) подмотки («онучи»). Онучи закрепляли на ноге «оборами» — кожаными или конопляными верёвками, их прикрепляли к лаптю, обвивали ими ногу и завязывали под коленом. Плелись лапти без различия правой и левой ноги. Будничные лапти без дополнительных приспособлений имели срок годности от трёх до десяти дней. Плетением лаптей занимались, в основном, старики. Хороший мастер мог за день сплести две пары лаптей.

Литвинова Елена Евгеньевна

nnm.me/blogs

sotok.net

История русской деревянной избы

Деревянная крестьянская изба на многие века стала преобладающим жилищем 90 % населения России. Это легко изнашиваемая постройка, и до нас дошли избы не старше середины XIX в. Но в своем устройстве они сохранили древние строительные традиции.Возводили их обычно из мелкослойной сосны, а в некоторых районах рек Мезени и Печоры из лиственницы.  Главным инструментом при постройке всех русских деревянных сооружений был топор. Отсюда говорят не построить, а срубить дом. Пилу стали применять в конце XVIII в., а в некоторых местах с середины XIX в. 

Конструктивно избы решались в форме квадратного или прямоугольного сруба из образующих стены венцов-рядов горизонтально положенных бревен, связанных в углах врубками. 

Решение плана избы просто и лаконично. Изба объединена под общей кровлей с хозяйственными постройками. Для внешнего облика избы характерна живописная асимметрия в размещении крыльца, ворот, ввоза, двора и окон, что придает особый уют и интимность русскому крестьянскому жилищу.

 

Крестьянское жилище состояло из клети, избы, сеней, горницы, подклети и чулана. Основное жилое помещение — изба с русской печью. Внутренняя обстановка избы основывалась на устойчивости традиций домашней и хозяйственной жизни крестьянина, что, в свою очередь, определялось многовековой статичностью экономики и быта: неподвижные широкие лавки, плотно прикрепленные к стенам, полки над ними; примыкающие к печи деревянные элементы; открытый посудный шкаф-блюдник, люлька и другие детали домашней обстановки имеют историю многих веков. В обстановке избы нет ни одного лишнего случайного предмета, каждая вещь имеет свое строго определенное назначение и освещенное традицией место, что является характерной чертой народного жилища.

 

Особенно интересно в интерьере русской избы устройство печи. Объединенная своими деревянными частями с внутренней архитектурой избы в одно целое она воплощает в себе идею домашнего очага. Вот почему столько любви вложено народными мастерами в архитектурную обработку печи и ее деревянных деталей. Выпущенные концы толстых брусков подпечья, подпирающих тяжелый шесток печи спереди и лавку-лежанку сбоку, обрабатывали топором в выразительных формах, соответствующих их назначению как опоры большого груза. Печной коник, отгораживающий шесток у печного столба, вытесывали топором в виде смелых изгибов шеи коня.

 

Каменная громада печи не вырастает непосредственно из дощатого пола, а имеет постепенный переход в своих деревянных частях. Стремление придать деревянным деталям красивые формы, а также в самой кладке выразить эстетические наклонности приводит к созданию художественной целостности всего сооружения.

  Иногда у печи устраивался угол для стряпни, отделенный деревянной филенчатой ярко расписанной перегородкой, шедшей не до самого верха. Часто эта перегородка превращалась в двусторонний и расписной встроенный шкаф. Роспись носила либо геометрический характер (мотив солнца), либо изображала цветы. В росписи преобладали зеленый, белый, красный, розовый, желтый, черные цвета.  Неподвижные лавки обыкновенно устраивали вдоль стен всего помещения. Одной стороной они плотно примыкали к стене, а с другой поддерживались или подставками, выпиленными из толстой доски, или же резными и точеными столбиками-ножками. Такие ножки суживались к середине, которую украшало круглое точеное яблоко. Если подставку делали плоской, выпиливая из толстой доски, то ее рисунок сохранял силуэт подобной же точеной ножки. К краю лавки пришивали тесину, украшенную какой-нибудь несложной резьбой. Лавка, украшенная таким образом, называлась опушенной, а ее ножки — стамишками. Иногда между стамишками устраивали задвижные дверцы, превращая пристенные лавки в своеобразные лари для хранения домашних вещей. 

Переносная лавка с четырьмя ножками или с заменяющими их по бокам глухими досками, на которых было утверждено сиденье, называлась скамьей. Спинки могли перекидываться с одного края скамьи на противоположный. Такие скамьи с перекидной спинкой называли переметными, а саму спинку — перемет. Резьбой главным образом украшали спинки, которые делали глухими или же сквозными — столярно-решетчатой, резной или токарной работы. Длина скамьи несколько больше длины стола. Скамьи в горницах обычно покрывали специальной тканью — полавочником. Встречаются скамьи с одной боковиной — резной или расписной доской. Боковина была опорой для подушки или ее использовали как прялку.

 

Стулья в крестьянском жилище распространились позже, в

XIX в. В решении стула наиболее заметно отразилось влияние города. В народном искусстве преобладает устойчивая симметричная форма стула с квадратным дощатым сиденьем, квадратной сквозной спинкой и слегка выгнутыми ножками. Иногда стул украшали деревянной бахромой, иногда узорной спинкой. Стулья красили в два-три цвета, например в голубой и малиновый. Для стульев характерна некоторая жесткость, геометризм, что роднит их по форме со скамьей. 

Стол обычно был значительных размеров в расчете на большую семью. Крышка стола прямоугольная, делали ее из хороших досок без сучков и тщательно обрабатывали до особой гладкости. Подстолье решалось по-разному: в виде дощатых боковин с выемкой внизу, соединенных проножкой; в виде ножек, соединенных двумя проножками или кругом; без царги или с царгой; с одним или двумя выдвижными ящиками. Иногда резьбой покрывали края столовой доски и грани массивных ножек, оканчивающихся в своей нижней части резными перехватцами.

  Помимо обеденных изготовляли кухонные столы для приготовления пищи — поставцы, которые размещали около печи. Поставцы были выше обеденных столов, чтобы за ними удобно было работать стоя, и имели внизу полки с закрывающимися дверцами и выдвижные ящики. Были распространены также небольшие столики, на которых стоял ларец или лежала книга, они имели более декоративное решение. 

Сундуки — обязательная принадлежность избы. В них хранили одежду, холсты и другую домашнюю утварь. Сундуки делали большие — длиной до 2 м и маленькие 50-60 см (укладки). Опорная часть решалась либо в виде невысоких ножек, либо в виде профильного плинта. Крышка была прямой или немного выпуклой. Иногда сундуки обивали со всех сторон звериной шкурой с коротким ворсом (лося, оленя). Укрепляли сундуки металлическими деталями, которые одновременно служили и украшениями. В металлических полосках делали прорезной орнамент, отчетливо выступающий на фоне покрашенного в яркий цвет (зеленого или красного) сундука. Затейливо украшали ручки, размещенные с боков сундука, личины замков и ключи. Замки делали со звоном, даже мелодией и хитрым способом замыкания и отмычки. Резьбой и росписью сундуки украшали и внутри, наиболее распространенной темой был растительный узор. Особенно богато и ярко расписывали свадебные сундуки. Высоко ценились сундуки из древесины кедра, специфический запах которой отпугивает моль.

 

Широко применили в избе полки, закрепляемые к стене наглухо. Полки, примыкавшие к стене по всей длине, назывались вислыми (от слова висеть), полки, опирающиеся только концами, — воронцы. Полки-воронцы разделяли помещение избы на самостоятельные части: одним концом они опирались на столб или брус около печек, а другим — входили между бревен стены. К полкам можно также отнести и навесной настил — полати, которые делали над входной дверью; между печкой и стеной. Крепили полати к стенам и на опорах-столбах. Над лавками размещалась полка-надлавочник, которая находилась немного выше окон. Такие полки поддерживались кронштейнами фигурной формы.

 XVIII-XIX вв.) в крестьянском жилище начинают появляться шкафы различных размеров и видов. Небольшие шкафчики разнообразны по художественному оформлению (резьба, токарные детали, профили, роспись). Узоры носят геометрический или растительный характер, чаще вазон с цветами. Иногда встречаются изображения жанровых сцен. Часто в шкафчиках применяли сквозную резьбу, что делалось для проветривания продуктов. 

Шкафы-поставцы состояли из двух частей: нижняя снабжалась полками с закрывающимися дверцами или выдвижными ящиками (два-пять) и имела откидную доску, которую использовали как крышку стола. В верхней меньшей части были расположены полки, закрываемые глухими или остекленными дверцами.

 

Для сна использовали лавки, скамейки, сундуки с плоской крышкой, встроенные и передвижные кровати. Встроенная кровать размещалась в углу, наглухо крепилась к стенам с двух сторон и имела одну спинку. Для грудных детей предназначались подвесные люльки, зыбки или колыбели, которые украшали резьбой, токарными деталями, росписью, фигурными вырезами в досках.

 

Мебель русского крестьянского жилища характеризуется неподвижностью, так как она решена как органичный элемент интерьера избы с учетом бытовых условий. В интерьере избы главенствует горизонтальный ритм мебели, который выявляется в горизонтали сидений лавок и скамеек, в плоскости полок и полатей и т. д. Объединяет интерьер и его оборудование единый материал, приемы столярной обработки, характер декора. 

Сохранялся естественный цвет древесины. Основные конструктивные элементы мебели — брус и доска, которые соединяли на клиньях и шипах. 

Ведущей цветовой гаммой была золотисто-охристая с введением белого и красного цветов. Золотисто-охристые тона характерны для стен избы, деревянной мебели, посуды, утвари. Белыми были полотенца на иконах, красный цвет небольшими пятнами сверкал в одежде, полотенцах, в растениях на окнах, в росписях домашней утвари.

 

Строительство русской избы и ее устройство

Дерево в качестве основного строительного материала использовалось с древнейших времен. Именно в деревянной архитектуре русские зодчие выработали то разумное сочетание красоты и пользы, которое перешло затем в сооружения из камня и кирпича. Многие художественные и строительные приемы, отвечающие условиям быта и вкусам лесных народов, вырабатывались в течение столетий в деревянном зодчестве. 

Самые значительные постройки на Руси возводились из многовековых стволов (по три века и более) длиною до 18 метров и диаметром более полуметра. И таких деревьев было множество на Руси, особенно на европейском Севере, который в старину называли «Северным краем». 

Свойства дерева, как строительного материала во многом обусловили особую форму деревянных сооружений. Бревно — его толщина — стала естественной единицей измерения всех размеров постройки, своеобразным модулем.

 

На стены изб и храмов шли просмоленные на корню сосна и лиственница, из легкой ели устраивали кровлю. И только там, где эти породы были редки, использовали для стен крепкий тяжелый дуб, либо березу.

 

Да и дерево рубили не всякое, с разбором, с подготовкой. Загодя высматривали подходящую сосну и делали топором затесы (ласы) — снимали кору на стволе узкими полосами сверху вниз, оставляя между ними полосы нетронутой коры для сокодвижения. Затем, еще лет на пять оставляли сосну стоять. Она за это время густо выделяет смолу, пропитывает ею ствол. И вот по стылой осени, пока день еще не начал удлиняться, а земля и деревья еще спят, рубили эту просмоленную сосну. Позже рубить нельзя — гнить начнет. Осину же, и вообще лиственный лес, наоборот, заготовляли весной, во время сокодвижения. Тогда кора легко сходит с бревна и оно, высушенное на солнце, становится крепким как кость.

 

Главным, и часто единственным орудием древнерусского зодчего был топор. Пилы, хотя и известны с

X века, но применялись исключительно в столярном деле для внутренних работ. Дело в том, что пила при работе рвет древесные волокна, оставляя их открытыми для воды. Топор же, сминая волокна, как бы запечатывает торцы бревен. Недаром, до сих пор говорят: «срубить избу». И, хорошо нам сейчас знакомые, гвозди старались не использовать. Ведь вокруг гвоздя дерево гнить быстрее начинает. В крайнем случае применяли деревянные костыли.  Основу деревянной постройки на Руси составлял «сруб». Это скрепленные («связанные») между собой в четырехугольник бревна. Каждый ряд бревен почтительно называли «венцом». Первый, нижний венец часто ставили на каменное основание — «ряж», который складывали из мощных валунов. Так и теплее, и гниет меньше. 

По типу скрепления бревен между собой различались и виды срубов. Для хозяйственных построек применялся сруб «в режь» (редко положенные). Бревна здесь укладывались не плотно, а по парам друг на друга, и часто не скреплялись вовсе. При скреплении бревен «в лапу» концы их, прихотливо вытесанные и действительно напоминающие лапы, не выходили за пределы стены снаружи. Венцы здесь уже плотно прилегали друг к другу, но в углах могло все же задувать зимой.

 

Самым надежным, теплым, считалось скрепление бревен «в обло», при котором концы бревен немного выходили за пределы стены. Такое странное сегодня название происходит от слова «оболонь» («облонь»), означающего наружные слои дерева (ср. «облекать, обволакивать, оболочка»). Еще в начале

XX в. говорили: «рубить избу в оболонь», если хотели подчеркнуть, что внутри избы бревна стен не стесываются. Однако, чаще снаружи бревна оставались круглыми, тогда как внутри избы обтесывались до плоскости — «выскабливались в лас» (ласом называли гладкую полосу). Теперь же термин «обло» относят более к выступающим из стены наружу концам бревен, которые остаются круглыми, с облом. 

Сами ряды бревен (венцы) связывались между собой при помощи внутренних шипов. Между венцами в срубе прокладывали мох и после окончательной сборки сруба конопатили льняной паклей щели. Тем же мхом часто закладывали и чердаки для сохранения тепла зимой.

 

В плане срубы делали в виде четырехугольника («четверик»), либо в виде восьмиугольника («восьмерик»). Из нескольких рядом стоящих четвериков составлялись, в основном, избы, а восьмерики использовались для строительства деревянных церквей (ведь восьмерик позволяет увеличить площадь помещения почти в шесть раз, не изменяя длину бревен). Часто, ставя друг на друга четверики и восьмерики, складывал древнерусский зодчий пирамидальное строение церкви или богатые хоромы.

 

Простой крытый прямоугольный деревянный сруб без всяких пристроек назывался «клетью». «Клеть клетью, поветь поветью», — говорили в старину, стремясь подчеркнуть надежность сруба по сравнению с открытым навесом — поветью. Обычно сруб ставился на «подклете» — нижнем вспомогательном этаже, который использовали для хранения запасов и хозяйственного инвентаря. А верхние венцы сруба расширялись кверху, образуя карниз — «повал». Это интересное слово, происходящее от глагола «повалиться», часто использовалось на Руси. Так, например, «повалушей» называли верхние холодные общие спальни в доме или хоромах, куда вся семья уходила летом спать (повалиться) из натопленной избы.

 

Двери в клети делали как можно ниже, а окна располагали повыше. Так тепло меньше уходило из избы.

 

Кровлю над срубом устраивали в древности безгвоздевую — «самцовую». Для этого завершения двух торцовых стен делали из уменьшающихся обрубков бревен, которые и называли «самцами». На них ступеньками клали длинные продольные жерди — «дольники», «слеги» (ср. «слечь, лечь»). Иногда, правда, самцами называли и концы слег, врубленные в стены. Так или иначе, но вся кровля получила от них свое название.

Сверху вниз поперек в слеги врезали тонкие стволы дерева, срубленные с одним из ответвлений корня. Такие стволы с корнями называли «курицами» (видимо за сходство оставленного корня с куриной лапой). Эти ответвления корней, направленные вверх, поддерживали выдолбленное бревно — «поток». В него собиралась, стекавшая с крыши, вода. И уже сверху на курицы и слеги укладывали широкие доски крыши, упирающиеся нижними краями в выдолбленный паз потока. Особенно тщательно перекрывали от дождя верхний стык досок — «конек» («князек»). Под ним укладывали толстую «коньковую слегу», а сверху стык досок, словно шапкой, прикрывали выдолбленным снизу бревном — «шеломом» или «черепом». Впрочем, чаще бревно это называли «охлупнем» — то, что охватывает.  Чем только не крыли крышу деревянных изб на Руси! То солому увязывали в снопы (пучки) и укладывали вдоль ската крыши, прижимая жердями; то щепили осиновые поленья на дощечки (дранку) и ими, словно чешуею, укрывали избу в несколько слоев. А в глубокой древности даже дерном крыли, переворачивая его корнями вверх и подстилая бересту. 

Самым же дорогим покрытием считался «тес» (доски). Само слово «тес» хорошо отражает процесс его изготовления. Ровное, без сучков бревно в нескольких местах надкалывалось вдоль, и в щели забивались клинья. Расколотое таким образом бревно еще несколько раз кололось вдоль. Неровности получившихся широких досок подтесывались специальным топором с очень широким лезвием.

 

Покрывали крышу обычно в два слоя — «подтесок» и «красный тес». Нижний слой теса на кровле называли еще подскальником, так как часто он покрывался для герметичности «скалой» (берестой, которую скалывали с берез). Иногда устраивали крышу с изломом. Тогда нижнюю, более пологую часть называли «полицей» (от старого слова «пола» — половина).

 

Весь фронтон избы важно именовали «челом» и обильно украшали магической оберегающей резьбой. Наружные концы подкровельных слег закрывали от дождя длинными досками — «причелинами». А верхний стык причелин прикрывали узорной свисающей доской — «полотенцем».

 

Кровля — самая важная часть деревянной постройки. «Была бы крыша над головой», — говорят до сих пор в народе. Потому и стал со временем символом любого храма, дома и даже хозяйственного сооружения его «верх».

 

«Верхом» в древности называли любое завершение. Эти верхи в зависимости от богатства постройки могли быть самыми разнообразными. Наиболее простым был «клетский» верх — простая двускатная крыша на клети. «Шатровым» верхом в виде высокой восьмигранной пирамиды украшались обычно храмы. Затейливым был «кубоватый верх», напоминающий массивную четырехгранную луковицу. Таким верхом украшались терема. Довольно сложной в работе была «бочка» — двускатное покрытие с плавными криволинейными очертаниями, завершающаяся острым гребнем. А ведь делали еще и «крещатую бочку» — две пересекающиеся простые бочки. Шатровые церкви, кубоватые, ярусные, многоглавые — все это названо по завершению храма, по его верху.

 

Потолок устраивали не всегда. При топке печей «по-черному» он не нужен — дым будет только скапливаться под ним. Поэтому в жилом помещении его делали только при топке «по-белому» (через трубу в печи). При этом доски потолка укладывались на толстые балки — «матицы».

 

Русская изба была либо «четырехстенкой» (простая клеть), либо «пятистенкой» (клеть, перегороженная внутри стеной — «перерубом»). При строительстве избы к основному объему клети пристраивались подсобные помещения («крыльцо», «сени», «двор», «мост» между избой и двором и т. д.). В русских землях, не избалованных теплом, весь комплекс построек старались собрать вместе, прижать друг к другу.

  Существовало три типа организации комплекса построек, составлявших двор. Единый большой двухэтажный дом на несколько родственных семей под одной крышей назывался «кошель». Если хозяйственные помещения пристраивались сбоку и весь дом приобретал вид буквы «Г», то его называли «глаголь». Если же хозяйственные пристройки подстраивались с торца основного сруба и весь комплекс вытягивался в линию, то говорили, что это «брус». 

В дом вело «крыльцо», которое часто устраивалось на «помочах» («выпусках») — концах длинных бревен, выпущенных из стены. Такое крыльцо называлось «висячим».

  За крыльцом обычно следовали «сени» (сень — тень, затененное место). Их устраивали для того, чтобы дверь не открывалась прямо на улицу, и тепло в зимнее время не выходило из избы. Передняя часть здания вместе с крыльцом и сенями называлась в древности «всходом». 

Если изба была двухэтажная, то второй этаж называли «поветью» в хозяйственных постройках и «горницей» в жилом помещении. Помещения же над вторым этажом, где обычно находилась девичья, назывались «теремом».

 

На второй этаж особенно в хозяйственных постройках часто вёл «ввоз» — наклонный бревенчатый помост. По нему могла подняться лошадь с телегой, груженой сеном. Если крыльцо вело сразу на второй этаж, то сама площадка крыльца (особенно, если под ней находился ввход на первый этаж) называлась «рундуком».

 

Так как избы были почти все «курные», то есть отапливались «по-черному», то внутри до высоты человеческого роста стены были белые, специально вылощенные, а выше — черные от постоянного дыма. На дымовой границе вдоль стен обычно располагались длинные деревянные полки — «воронцы», препятствующие проникновению дыма в нижнюю часть помещения.

 

Дым выходил из избы либо через маленькие «волоковые окошки», либо через «дымник» — деревянную трубу, обильно украшенную резьбой.

 

В богатых домах и храмах вокруг сруба часто устраивали «гульбище» — галлерею, охватывающую здание с двух-трех сторон.

  Курная изба. Оконная решетка. 

Дом редко строили каждый для себя. Обычно на строительство приглашался весь мир («обчество»). Лес заготовляли еще зимой, пока нет в деревьях сокодвижения, а строить начинали с ранней весны. После закладки первого венца сруба устраивалось первое угощение «помочанам» («окладное угощение»). Такие угощения — отголосок древних ритуальных пиров, которые проходили часто с жертвоприношениями.

 

После «окладного угощения» начинали устраивать сруб. В начале лета, после укладки потолочных матиц следовало новое ритуальное угощение помочанам. Затем приступали к устройству кровли. Дойдя до верха, уложив конек, устраивали новое, «коньковое» угощение. А уж по завершении строительства в самом начале осени — пир.

 

В новое жилье первой должна войти кошка. На Севере Руси до сих пор сохраняется культ кошки. В большинстве северных домов в толстых дверях в сени сделано внизу отверстие для кошки.

 

Обносился весь двор с постройками оградами различных устройств. Глухой забор из горизонтальных бревен или тесин назывался «заплотом» а из таких же вертикальных бревен — «частоколом». Оба эти вида изгороди нередко называли «тыном». Делали еще изгородь из косо поставленных жердей — «осёки», либо из редких горизонтальных жердей — «прясло».

www.vedamost.info

7 особенных мест в русской избе

Через порог руки не подавать, окна на ночь закрывать, не стучать по столу – «стол божья ладонь», в огонь (печь) не плевать – эти и многие другие правила задают поведение в доме. Дом – микрокосм в макрокосме, свое, противостоящее чужому.

Человек обустраивает жилище, уподобляя его мироустройству, поэтому каждый угол, каждая деталь наполнены смыслом, демонстрируют взаимоотношения человека с окружающим его миром.

Вот мы вошли в русскую избу, переступили порог, что может быть проще!

Но для крестьянина дверь – не просто вход и выход из дома, это способ преодоления границы между внутренним и внешним мирами. Здесь таится угроза, опасность, ведь именно через дверь могут проникнуть в дом и злой человек, и нечисть. «Маленький, пузатенький, весь дом бережет» – замок должен был уберечь от недоброжелателя. Однако помимо затворов, засовов, замков выработана система символических способов, защищающих жилище от «нечистой силы»: кресты, крапива, обломки косы, нож или четверговая свеча, воткнутые в щели порога или косяка. В дом просто так не войти и из него не выйти: приближение к дверям сопровождалось краткой молитвой («Без бога – ни до порога»), перед дальней дорогой существовал обычай присаживания, путнику запрещалось переговариваться через порог и смотреть по углам, а гостя нужно было встречать за порогом и пускать вперед себя.

Что мы видим перед собой при входе в избу? Печь, которая служила одновременно и источником тепла, и местом приготовления пищи, и местом для сна, использовалась при лечении от самых различных заболеваний. В некоторых районах в печи мылись и парились. Печь порою олицетворяла все жилище, ее наличие или отсутствие определяло характер постройки (дом без печи – нежилой). Показательна народная этимология слова «изба» из «исътопка» от «топить, истопить». Основная функция печи – приготовление пищи – осмысливалась не только как хозяйственная, но и как сакральная: сырое, неосвоенное, нечистое превращалось в вареное, освоенное, чистое.

В русской избе всегда по диагонали от печи располагался красный угол, где мы можем увидеть иконы, Библию, молитвенные книги, изображения предков – те объекты, которым придавалась высшая культурная ценность. Красный угол – священное место в доме, что подчеркивается его названием: красный – красивый, торжественный, праздничный. Вся жизнь была ориентирована на красный (старший, почетный, божий) угол. Здесь трапезничали, молились, благословляли, именно к красному углу были обращены изголовья постелей. Здесь совершалось большинство обрядов, связанных с рождением, свадьбой, похоронами.

Неотъемлемая часть красного угла – стол. Уставленный яствами стол – символ изобилия, процветания, полноты, устойчивости. Здесь сконцентрирована и будничная, и праздничная жизнь человека, сюда сажают гостя, сюда кладут хлеб, святую воду. Стол уподобляется святыне, алтарю, что  накладывает отпечаток на поведение человека за столом и вообще в красном углу («Хлеб на стол, так стол престол, а хлеба ни куска – так и стол доска»). В различных обрядах особое значение придавалось передвижениям стола: во время трудных родов стол выдвигали на середину избы, в случае пожара из соседней избы выносили стол, покрытый скатертью, и обходили с ним кругом загоревшиеся строения.

Вдоль стола, вдоль стен – обратите внимание! – лавки. Для мужчин долгие «мужские» лавки, для женщин и детей лицевые, расположенные под окном. Лавки соединяли «центры» (печной угол, красный угол) и «периферию» дома. В том или ином обряде они олицетворяли путь, дорогу. Когда девочке, ранее считавшейся ребенком и носившей одну нижнюю рубаху, исполнялось 12 лет, родители заставляли ее пройти по лавке взад и вперед, после чего, перекрестившись, девушка должна была спрыгнуть с лавки в новый сарафан, сшитый специально для такого случая. С этого момента начинался девический возраст, и девушке разрешалось ходить на хороводы и считаться невестой. А вот так называемая «нищая» лавка, расположенная у двери. Получила такое название потому, что на нее мог садиться нищий и любой другой, кто вошел в избу без разрешения хозяев.

Если встанем на середину избы и посмотрим наверх, увидим брус, служащий основанием для потолка, – матицу. Считалось, что матка является опорой верха жилища, поэтому процесс укладки матицы – один из ключевых моментов строительства дома, сопровождавшийся осыпанием хлебных зерен и хмеля, молитвой, угощением плотников. Матице приписывалась роль символической границы между внутренней частью избы и внешней, связанной с входом и выходом. Гость, войдя в дом, садился на лавку и не мог заходить за матицу без приглашения хозяев, отправляясь в путь, следовало подержаться за матицу, чтобы дорога счастливой была, а чтобы уберечь избу от клопов, тараканов и блох, под матицу подтыкали найденный от бороны зуб.

Выглянем в окно и посмотрим, что происходит за пределами дома. Однако окна как глаза дома (окно – око) позволяют наблюдать не только тому, кто внутри избы, но и тому, кто снаружи, отсюда угроза проницаемости. Использование окна как нерегламентированного входа и выхода было нежелательным: если залетит в окно птица – быть беде. Через окно выносили умерших некрещеных детей, взрослых покойников, болевших горячкой. Только проникновение солнечного света в окна было желательно и обыгрывалось в различных пословицах и загадках («Красная девушка в окошко глядит», «Барыня на дворе, а рукава – в избе»). Отсюда и солнечная символика, которую мы видим в орнаментах наличников, украшавших окна и в то же время оберегавших от недоброго, нечистого.

Юлия Пенегина

7 тайных нищих сообществ России

russian7.ru


Смотрите также